Обзоры
Статьи
Видео
Фото
Проекты
Опубликовано: 02-10-2018 16:46 / Категория: Статьи / Просмотров: 294

НЕСЛОМЛЕННЫЕ

В конце сентября наша страна отметила День партизан и подпольщиков Украины. Об их борьбе на земле Буджака - в материале поисковиков молодежного военно-патриотического клуба «Десантник», действующих в Белгороде-Днестровском и районе.

Принято выделять три этапа партизанского и подпольного движения в Бессарабии: от начала войны в крае до конца 1941 года, период противостояния оккупационной администрации губернаторства Бессарабии на протяжении 1942-1943 годов, операции накануне наступления советских войск с весны до конца лета 1944-го.

На территории Измаильской области создавать партизанские отряды и подпольные группы начали уже с середины июля 1941 года, когда стало ясно, что Бессарабию придется оставить противнику. Их спешно формировали несколько уполномоченных ведомств и служб, зачастую без должной координации. Это негативно сказалось на эффективности подполья в начальный период оккупации.

В крае оставили Измаильский подпольный обком КП(б)У, а также подпольные разведывательные группы, которые формировали пограничные войска НКВД Молдавского погранокруга, разведывательные отделы РККА, аппарат НКВД. Секретарем указанного обкома был назначен Константин Добрянский, его заместителями - Никита Лихачев и Петр Завгородний.

В сжатые сроки и в сложных условиях хаоса отступления подпольному обкому удалось организовать 11 подпольных групп. Суммарная численность их состава - 61 человек. Действовали в самом Измаиле, а также в Арцизском, Болградском, Староказацком, Бородинском, Лиманском, Татарбунарском, Тузловском и Суворовском районах. Помимо указанных групп, создали 3 партизанских отряда: в Измаиле - из 35 человек, в Староказацком районе - из 37, в Арцизском - из 15. На Саратщине в партизанском режиме действовали 7 небольших формирований.

Комсомольско-молодежные подпольные группы удалось создать в областном центре Измаиле и четырех районных - Суворовом, Аккермане, Тузлах и Сарате. В Аккермане и селе Дивизия Тузловского сумели заложить материальные базы подпольного обкома с запасами оружия, продовольствия, одежды и обуви.

С учетом недолгого - годичного - существования советской администрации в Бессарабии, а также большого числа недовольных массовыми высылками и репрессиями, имевшими место в течение этого периода, наличие желающих, как отомстить за пострадавших близких, так и вернуть «отобранное комиссарами», обеспечить лояльность новой власти, румынской Сигуранце (тайной политической полиции Румынии) не составило труда в первый же месяц арестовать многих подпольщиков, взаимодействие которых на этом этапе оставалось весьма слабым.

Так, заместитель секретаря Измаильского подпольного обкома Завгородний с целью дальнейшего расширения подпольной сети вышел на связь с председателем Тузловского сельсовета Иваном Балосом и бухгалтером местного колхоза Сергеем Стариковым. Использовав информацию от их односельчанина, Сигуранца схватила подпольщиков. Они были казнены в августе 1941-го.

Аккерманский рубеж

В Аккермане подпольную группу составили директор промкомбината Андрей Шабин, бывшие участники революционного подполья Леонид Филлер и Евгения Гершкович. Их возглавил первый заместитель секретаря подпольного обкома Лихачев.

Группа развернула агитацию против «возрождения Бессарабии, униженной и ограбленной большевиками» - политики установившейся румынской администрации, распространяла информацию о положении на фронте из сводок Совинформбюро. Кроме того, этим подпольщикам удалось организовать и провести несколько диверсий на железнодорожной линии Аккерман-Арциз.

В конце сентября 1941 года Лихачев и его соратники были схвачены и казнены. Вскоре погиб и секретарь подпольного обкома Добрянский, которого жандармы задержали после его скрытной переправы через Днестр.

Еще в начале августа у старого кладбища рядом с каменным карьером на околице Акермана расстреляли местных советских активистов: были казнены парторг Аккерманского железнодорожного депо Александр Прокофьевич Затхей и его сестра Лидия - секретарь паспортного стола, учительница младших классов Елена Феодосьевна Киоссе и другие аккерманцы, успевшие проявить себя за время советской власти с лета 1940-го.

…Только цветы к дате?

В их числе и заседатель городского народного суда Петр Федорович Сумневич. На сегодня из потомков указанной группы расстрелянных поисковикам известен только его внук Евгений Евгеньевич Сумневич, житель Шабо. Служил кадровым офицером, перед выходом на пенсию был заместителем Белгород-Днестровского горрайвоенкома. Его сын служит в элитном подразделении ВСУ, получил боевое ранение в зоне АТО, удостоен государственных наград.

В начале 1990-х Евгений Евгеньевич сумел вернуть дом героического деда рядом с железнодорожным вокзалом Белгорода-Днестровского, отобранный у семьи еще в 1944-м. После уничтожения вокзала советской бомбардировочной авиацией в ходе Аккерманской десантной операции, в нем (доме) разместили железнодорожные службы.

Когда сын расстрелянного активиста вернулся с фронта, его вполне обоснованные претензии на это жилье были пресечены доносом. Евгений Петрович прошел сталинские лагеря, выжил и в них. Его сын - один из немногих, кто в нашем крае добился возвращения недвижимости в рамках полной реабилитации жертв сталинских репрессий.

Сегодня память о советских активистах, расстрелянных на окраине Аккермана, хранит памятный знак, который установлен рядом с главной проходной морского торгового порта. Ежегодно к датам, связанным со Второй мировой войной, к нему неизменно возлагаются цветы. Однако, годами остается без должного внимания место непосредственного захоронения казненных оккупационным режимом.

Речь идет о братской могиле указанных расстрелянных на городском кладбище по улице Шабской, куда их останки были перенесены в послевоенное время. Она практически исчезла под более поздними захоронениями. Единственное напоминание - памятник Е.Ф. Киоссе. Попытки поисковиков, краеведов и общественных активистов достойно увековечить подвиг предков, не изменивших своим убеждениям даже под страхом смерти, у нынешней власти Белгорода-Днестровского отклика не нашли. Между тем, несмотря на давнее официальное закрытие кладбища по Шабской, подзахоронения там продолжаются, а значит, сохраняется риск полной утраты данной братской могилы.

В августе 1941-го расстрелы советского актива велись по всему Буджаку, в частности по селам Лиманского (его центром было Шабо) и Староказацкого районов. Память об этих трагических событиях хранят обелиски. Так, на кладбище Белгорода-Днестровского по ул. Переможненской есть братская могила погибших тогда пяти активистов села Папушой (в советское время - Переможное, позднее включенное в состав города). Памятник над ней пребывает в удручающем состоянии, хотя является объектом культурного наследия и находится под охраной государства. Аналогичному шабскому памятнику повезло больше, поскольку он оказался в зоне реконструированного местным предприятием кладбища швейцарских и немецких колонистов.

Против опасного и жестокого врага

В конце августа 1941 года из продолжавшей обороняться Одессы в район Аккермана направили партизанско-диверсионный отряд, сформированный из моряков Черноморского флота и офицеров НКВД. Предполагалось, что данный отряд под командованием майора Валейко будет действовать на коммуникациях противника в Бессарабии. Однако после переправы на юго-западный берег Днестровского лимана он был обнаружен противником. Пришлось отступить в плавни и там замаскироваться. Затем отряд вновь пересек лиман, высадился под Овидиополем и совершил боевой рейд по тылам наступающего противника, после чего сумел вернуться в Одессу.

Нередко разведчиков ждала трагическая судьба. Так, в селе Ак-Кембет (ныне Беленькое Шабской ОТГ) лейтенант М.Г. Гребенюк стал жертвой предательства своих связных. В перестрелке на сельском кладбище погиб подпольщик Н.И. Васильев. Недолго просуществовала и измаильская подпольная организация во главе с участником Татарбунарского восстания 1924 года Федором Погребным. Все 12 человек, входивших в ее состав, были раскрыты Сигуранцей и расстреляны.

В Суворово с первых дней оккупации действовала комсомольско-молодежная группа под руководством И. Русева. 28 июля 1941 года подпольщики расклеили по селу агитационные листовки. 1 августа вывесили на церковной колокольне красный флаг. Также, сумели поджечь склад с зерном, собранным для отправки в тылы оккупационной администрации. Но уже к концу месяца Сигуранца арестовала этих подпольщиков. Наиболее активных из них - С. Данченко, М. Данченко, И. Драганова и еще четверых - расстреляли. Остальных отправили в концлагерь.

Несмотря на чувствительный урон, который подпольная сеть Буджака понесла в первые месяц-полтора оккупации, в конце 1941 года ее удалось не только восстановить, но и постепенно расширить. Так, 14 декабря была создана комсомольско-молодежная группа в Измаиле. Ее возглавили Евгений Дмитриев и Николай Пынтя. В состав группы также вошли Александр Дмитриев, Иван Кошевой, Федор Максименко, Тамара Мумжиева и другие.

Подпольщики готовили на 5 мая 1942 года - день значительного государственного праздника Румынии - вооруженное выступление, взрыв железнодорожной ветки и поджог здания местной Сигуранцы. Но в марте-апреле тайная полиция арестовала практически всю группу. Военно-полевой суд в Кишиневе - центре губернаторства Бессарабии - приговорил ее членов к пожизненной каторге. Они были освобождены Красной Армией в августе 1944-го.

В июле и августе 1941 года придунайские подпольщики совершили диверсии в Измаильском аэропорту и на железнодорожной станции Фрикацей в Ренийском районе.

Той же осенью по инициативе В. Арнаутова, А. Иванова, В. Георгиева и других сформировалась подпольная организация в Болграде, насчитывавшая 24 человека. Эти подпольщики неоднократно повреждали линии связи между Болградом, Рени и Кагулом, добывали стрелковое оружие жандармерии и армии. В ряду их наиболее заметных акций - спасение от угона в Германию ста местных юношей и девушек, организация зимой 1941-го массового побега советских военнопленных из концлагеря.

Одной из первых таких операций в нашем крае стало нападение татарбунарских партизан на охрану лагеря для пленных и неблагонадежных еще 28 июля. В донесении командованию оккупационная администрация указывала: «Это село является старым коммунистическим центром (имелось в виду Татарбунарское восстание 1924 года). Население не хочет с нами сотрудничать, не платит налоги, не сдает оружие… Местная жандармерия нуждается в значительном усилении, иначе всем нам грозит опасность быть убитыми партизанами, которые скрываются в кукурузных полях».

В сообщении Совинформбюро от 2 сентября 1941 года говорилось, что партизанские отряды, действующие в Бессарабии, не дают покоя фашистам ни днем, ни ночью. Смелыми налетами, организацией взрывов и пожаров партизаны истребляют живую силу противника, уничтожают боеприпасы, горючее, продовольствие. Среди прочих целей, данная сводка была призвана вдохнуть уверенность в серьезно пострадавшее, но не сдавшееся подполье. С распространением информации о зимнем поражении вермахта под Москвой, оно получило приток новых активистов.

В определенном смысле им помогла активизация мелкого предпринимательства, возрождение которого после репрессивных мер советской администрации, всячески поощряли румынские власти. Небольшие частные мастерские, работа в них нередко служили как прикрытием подпольной деятельности, так и местом сбора информации.

Борьба в тылу…

В январе 1942 года появилась подпольная организация в Килии. Ее возглавили Андрей Семененко и Степан Шевченко. Небольшие подпольные группы создали и в селах - Главани, Селиогло (ныне Холмское) и Код-Китай (Островное) Арцизского района, Задунаевка Ново-Ивановского района. Килийцы поддерживали связь с подпольщиками Вилково, которыми руководили Андрей Ефимов и Ефим Черный, а также с подпольщиками Кагула, где одним из руководителей организации являлась сестра Андрея Семененко - Анастасия.

В июле 1942-го Сигуранца раскрыла членов Килийской городской организации и группу в Задунаевке. В застенках погибли Шевченко и Семененко, а также задунаевцы Иван Тодоров, Иван Пейчев и Георгий Стоянов. Оставшиеся на свободе подпольщики продолжали подрывную работу до прихода Красной Армии.

Не бездействовала и группа в Вилково. В частности, ее члены указывали цели советским бомбардировщикам, запуская красные сигнальные ракеты. За участие в подобных операциях Сигуранца расстреляла пятерых вилковских рыбаков. В их числе был казнен Антон Котец - участник знаменитого революционного восстания на крейсере «Очаков» в 1905 году.

В Аккермане после гибели группы Лихачева полноценная подпольная организация сформировалась только в начале 1943 года. Со временем ее возглавил Федор Чаирский. К лету организация выросла до 22 человек. Этому в немалой степени способствовали масштабные победы Красной Армии, вплотную приблизившейся к Украине.

Федор Чаирский являлся коренным аккерманцем, Николай Жека - уроженцем села Папушой. В июне 1942-го оба были пленены во время отступления советских войск из-под Скадовска на Херсонщине. Попали в лагерь №5 для военнопленных, организованный оккупационной армией в Тирасполе. Спустя полгода были освобождены, как местные жители.

Вернувшись на родину, приступили к подпольной работе. В июне 1943 года Сигуранца раскрыла организацию и арестовала наиболее активных ее членов. Оставшихся на свободе возглавили Михаил Иванский и Степан Мазуренко.

С 1942 по 1944 год только в Придунайском крае действовали 16 подпольных организаций и партизанских отрядов, суммарно насчитывающие более 400 человек.

В марте 1942 года в результате диверсии на железнодорожной станции Измаил воинский эшелон столкнулся с товарным составом. В сентябре того же года партизаны совершили нападение на охрану моста у села Акмангит (ныне Белолесье Татарбунарского района). В том же месяце на линии Аккерман-Лиман был пущен под откос военный состав.

Вредили подпольщики и морским коммуникациям противника. В декабре 1942 года ими был организован подрыв на Дунае между Измаилом и Килией двух румынских судов: «Измаил» и «Принц Михай». Оба затонули. В июле 1943 года в результате диверсии возле Рени затонули три немецкие баржи с военным имуществом.

В связи с усилением подпольного и партизанского движения в Придунайском крае губернатор Бессарабии генерал Ставрат в 1943 году обратился к диктатору Антонеску с просьбой открыть на юге Бессарабии дополнительную жандармскую комендатуру с четырьмя новыми постами.

Перед наступлением

С конца 1943 года в ходе продвижения советских войск по Украине началась заброска в тыл противника как одиночных разведчиков, так и диверсионно-организационных групп. Данными операциями занимались Центральный штаб партизанского движения и его республиканское отделение, а также разведуправление РККА, разведотделы и отделы контрразведки СМЕРШ фронтов и армий, другие профильные структуры.

В ночь с 14 на 15 марта 1944 года была выброшена на парашютах диверсионно-организационная группа в составе 11 человек во главе с Афанасием Варфоломеевым. Одной из ее целей было формирование боеспособного партизанского отряда.

На подлете к месту выброски самолет сильно обстреляли зенитки. При совершении противозенитного маневра транспортник Ли-2 сильно отклонился от курса. В итоге, вместо дельты Дуная отряд приземлился намного севернее - в Болградском районе. После сбора вышел к селу Котловина, где был обнаружен противником. Попытался уйти от преследования. Неподалеку от села Нагорное Измаильского района отряд полностью окружили. Он принял неравный бой. Восемь оставшихся в живых бойцов попали в плен. В августе их освободили советские войска.

В марте 1944 года задание в районе Аккермана получили жители края Евгения Зенченко и Тамара Аксенова. Приземлившись ночью в районе села Карагасаны (ныне в Штефан-Водском районе Молдовы), они за несколько дней добрались до села Турлаки, где их укрыла местная жительница Татьяна Студентова.

В апреле при передислокации в сторону Дуная разведчицы были схвачены и доставлены в кишиневскую Сигуранцу. Начались пытки, побои и ежедневные истязания. Тамару поставили перед выбором: либо она в качестве радистки высаживается с группой противника в советский тыл, а Женя остается заложницей, либо обеих ждет виселица.

После двухнедельной подготовки Тамару под новым псевдонимом «Маргарет» вместе с тремя диверсантами противник десантировал в район города Бельцы. После прыжка ей удалось связаться с советской стороной. Парашютисты противника были уничтожены. Командира группы Евгению Зенченко спасли наступающие части Красной Армии.

Отважные разведчицы вновь смогли встретиться только в 1962 году. В документах о потерях разведывательного отдела 4-го Украинского фронта 18 лет значились пропавшими без вести.

Судьба разведчицы Раисы Подрез до сих пор неизвестна, как и ее напарницы Александры Морозовой

Александра Морозова

Одним самолетом с ними, но в район Каушан, десантировалась другая группа агентурной разведки указанного фронта. Ею командовал Тихон Белик. Радистом-разведчиком был Аскольд Ардасов под позывным «Голубь». Успешно действовали пять месяцев. Ардасова ранили во время выполнения очередного задания у села Романешты за двое суток до начала Ясско-Кишиневской операции в августе 1944-го.

До сих пор неизвестна судьба разведывательной группы в составе Павла Амосова и Клавдии Гросул, десантированных 18 апреля 1944 года в район Рени. Не выяснены имена двух парашютисток, плененных в районе Сараты в то же время, когда там действовали Зенченко с Аксеновой. Не установлена дальнейшая судьба Раисы Подрез и Александры Морозовой, выброшенных с парашютами в конце апреля 1944-го над Тарутинским районом.

Неудачной оказалась и выброска второго партизанского отряда во главе с Иваном Бондаренко. Она произошла не в Стенцовских плавнях у Дуная, как планировалось, а возле села Галилешты. Десант был обнаружен практически сразу после приземления. После неравного боя из 11 бойцов в живых остались только двое - Владимир Суржанский и Аверий Сибиряков. Из лагеря военнопленных под Констанцей их освободила Красная Армия.

После боя румынские жандармы под угрозой расстрела строго приказали не хоронить разведчиков, но местным жителям все-таки удалось присыпать землей их тела. 24 августа 1944 года, когда данный населенный пункт освободили морские пехотинцы 384-го отдельного Николаевского батальона морской пехоты, павших перезахоронили с воинскими почестями. Само село в память об их подвиге получило новое имя - Десантное.

Сегодня в крае проживают единицы участников партизанского и подпольного движения. Тех, кто непосредственно боролся против нацистов на земле Буджака, уже нет. Хранить о них память, продолжать сбор новой информации, которая десятилетиями оставалась нераскрытой, уточнять и сохранять места захоронений погибших - священная обязанность нынешнего поколения.

Поисковая секция молодежного военно-патриотического клуба «Десантник», руководитель МВПК Виталий Скиба. Адаптация теста - Александр Маркевич.

Нужна помощь в поиске

Три года назад поисковики МВПК «Десантник», благодаря работе в архивах и полевым исследованиям, раскрыли подробности трагической судьбы советского десанта у Шабо. В апреле 1944 года в стремлении на плечах отступающего из-под Одессы противника захватить плацдармы на западный берег Днестра были переправлены несколько подразделений. Большинство из них погибли. В том числе, около 50 воинов 1-го стрелкового батальона 227-го гвардейского стрелкового полка в бою с превосходящими силами противника юно-восточнее Шабо. Их фамилии установлены поисковиками, продолжающими уточнение полученных данных.

Подобное начинание МВПК «Десантник» поддержали сайт Akkerman.ua и газета «Черноморский вестник», первыми опубликовавшие цикл материалов на указанную тему. Ее развитием стала необходимость увековечить память о погибших воинах, чья судьба десятилетиями оставалась неизвестной.

Начинание поддержал совет Шабской объединенной территориальной громады, запланировавший соответствующие мемориальные акции на апрель следующего года, когда героическому десанту исполнится 75 лет.

«В Шабо существует мемориальный комплекс с братской могилой воинов, погибших при освобождении села в августе 1944-го. Убежден, что добавить туда мемориальную плиту с установленными фамилиями недостаточно, пока сохраняется шанс отыскать останки павших и организовать их перезахоронение с полагающимися почестями. По последним данным, противник захоронил погибших на территории, где в послевоенные годы было организовано прудовое хозяйство рыбколхоза «Заря». Настоятельно просим ветеранов хозяйства или их близких поделиться информацией о закладке данного хозяйственного объекта. Это очень поможет в дальнейших поисках. Сведения можно передавать непосредственно клубу «Десантник» (Белгород-Днестровский Дом офицеров), сайту Akkerman.ua, в редакцию газеты «Черноморский вестник» (г. Белгород-Днестровсикий, ул. Чкалова, 2)», - Виталий Скиба, глава МВПК «Десантник».

08-09-2018 18:11
Просмотров: 1765
09-08-2018 19:08
Просмотров: 1999
01-08-2018 12:31
Просмотров: 2124