Обзоры
Статьи
Видео
Фото
Проекты
Опубликовано: 15-04-2019 15:21 / Категория: Статьи / Просмотров: 596

Сергей Ростиков – взгляд изнутри

В декабре прошлого года депутаты Белгород-Днестровского горсовета своим решением сформировали новый состав исполнительного комитета, который успел проработать едва квартал. Уже в конце марта городскому голове Алле Гинак правдами и неправдами удалось вернуть себе послушное депутатское большинство, распустить «неугодный и неудобный» исполком и сформировать свой - карманный, каковыми являлись три из четырех конфигураций данного органа при нынешней каденции. Своими впечатлениями о работе в его «некарманном» составе мы попросили поделиться Сергея Ростикова - предпринимателя, общественного деятеля, депутата горсовета одного из предыдущих созывов.

- Сергей, тебе удалось поработать в том составе исполкома, который наделал столько шума, перевернув устоявшуюся за последние три года систему «работы» городских чиновников. Какими были первые впечатления, что удивило, что озадачило, что разочаровало?

- Согласно законодательству, исполком утверждается депутатами по представлению городского головы. Вместе с тем, депутаты имеют право вносить изменения в представленный мэром проект состава исполкома. Тогда - в декабре - мэр тянула сколько могла и не вносила давно назревшие изменения. Не реагировала, несмотря на то, что и секретарь горсовета Александр Ерошенко уже не занимал данную должность, и несколько заместителей мэра так же были уволены и не принимали участия в заседаниях исполкома. Под вопросом оказалась сама легитимность решений такого усеченного состава. Видя усугубление процессов в городе, связанных с работай исполнительной власти и понимая, что узурпация городским головой этого органа приводит к ещё более негативным последствиям, депутаты решили кардинально изменить состав исполкома, вновь сделать его рабочим. Таким образом и был сформирован тот состав.

Прежний просто констатировал факты, практически все решения принимал без обсуждения, не ставя под сомнение их правильность и достоверность. Да, когда мы пришли, звучали опасения - сможет ли новый состав исполкома работать конструктивно. Мы договорились, что не будем повторять ошибки предшественников, не станем политизировать решения, а займемся только текущими вопросами жизнеобеспечения громады Белгорода-Днестровского.

К чести всех, вновь введенных, членов указанной конфигурации исполкома, все согласились с такой постановкой вопроса. Это позволило нам быстро и оперативно вникнуть в суть скопившихся и обострившихся проблем, принимать только взвешенные решения. Естественно, начали с изучения Регламента работы исполкома Белгород-Днестровского горсовета - как основного свода правил его работы.

Как оказалось, последние изменения в него вносились еще в 2015-м. То есть, последующие почти четыре года его никто даже не открывал. По этому Регламенту, проекты решений членам исполкома выдавались за день до заседания, а по факту, накануне вечером. Естественно, что в такой сжатый срок невозможно полноценно ознакомиться с документом, оценить последствия его утверждения.

Поэтому, мы начали проводить предварительные совещания накануне заседаний - с обязательным приглашением конкретных чиновников, которые разрабатывали и готовили проекты решений. Нам всем нужно было основательно вникнуть в суть документа. Мы работали открыто и были доступны для всех чиновников. И это было впервые.

Более того, уже после первого заседания мы поняли, что до нас решения принимались либо просто на веру ничем не подкрепленным словам начальников муниципальных управлений и отделов, коммунальных предприятий, либо путем автоматического одобрения любого предложения городского головы.

Мы начали вносить свои корректировки в Регламент. Основным требованием, а их было довольно много, учитывая, сколько лет его не приводили в «порядок», стало подавать членам проекты решений исполкома как минимум за пять дней перед их рассмотрением. Это уже была маленькая победа.

Добились, чтобы исполком заседал стабильно в первый и третий четверг каждого месяца, чтобы горожане могли приходить и участвовать в заседании. Далее мы настояли, чтобы исполком созывался также, как и сессия горсовета, распоряжением городского головы, а не по ее словесному пожеланию.

Таким образом, удалось хоть немного систематизировать периодичность заседаний. Потому что до этого был просто хаос какой-то, цель которого, видимо, одна - протаскивать нужные мэру решения без обсуждения. Тем более, когда у городского головы оставался рычаг административного давления на членов исполкома - чиновников.

- Насколько, по твоему мнению, сегодня можно доверять компетентности и порядочности начальников управлений и отделов горсовета, которые разрабатывают важные для громады проекты решений? Насколько они профессионально подготовлены, способны произвести полноценный анализ, качественно обосновать свои действия?

- Сразу скажу, что в горсовете есть подразделения, которые весьма профессионально и качественно подходят к вопросу подготовки проектов решений. С глубоким анализом, с разъяснениями и пояснениями. Это, к примеру, финансовое управление, отдел культуры и некоторые другие. Их проекты можно читать, можно понять их суть, и самое главное – оценить реальные последствия их утверждения. Такие структуры стоит поставить в пример другим.

Но у проектов решений, связанных с дальнейшей судьбой тарифов на услуги ЖКХ в Белгороде-Днестровском, этого не было… Тариф на воду, к примеру, по Регламенту должен готовить управление ЖКХ, а на заседание почему-то приходил начальник управления экономического развития. Не понятно. Мы долго не могли добиться того, чтобы докладчиком по тарифу на воду стало именно УЖКХ, и соответственно именно это ведомство брало бы на себя ответственность за его выполнение.

Только с четвертого раза добились, чтобы начальник УЖКХ В. Козубенко хотя бы подготовил пояснительную записку, как того требует Регламент. Однако, времени до конца навести порядок нам не дали. Мэр, как известно, в марте создала себе новый «карманный» исполком, готовый безропотно голосовать за все, что она предложит. Так случилось и с тарифом на воду.

- Сергей, но ведь за весь этот, извините, бедлам в организации работы исполкома несет ответственность совершенно конкретное должностное лицо, которому вменено в обязанность обеспечивать нормальное функционирование данного органа, планировать его работу и контролировать исполнение решений?

- В том-то и дело, что такое лицо есть, и это управляющий делами Игорь Величко. Это его функция, и он ее, приходится признать, не выполняет.

Оказалось, что за три года в исполкоме вообще не было годовых планов работы, да и квартальные в наличии далеко не все. Мы просили мэра провести служебное расследование по данному факту, но реакции никакой не последовало. А ведь человек получает немалую по меркам нашего города зарплату из денег горожан, платящих налоги. Все это, к сожалению, порождает безответственность и халатность со стороны сотрудников мэрии, коммунальных служб и предприятий, приводит к потере мотивации и профессионализма чиновников.

К примеру, директоры КП «Автотранссервис» и «Водоканал» Сергей Крупп и Олег Исламгалеев ушли со своих должностей, оставив после себя многомиллионные долги и острейшие нерешенные проблемы. И ушли без служебных расследований, без привлечения к ответственности, в то время, как громада понесла убытки. Кто за это будет отвечать?

- Может быть, мэрия потеряла связь с городской общественностью, от того и сложилась такая ситуация?

- Не могу не согласиться с этим. Складывается впечатление, что городскому голове сегодня не нужны профессионалы и, тем более, эксперты. Да и общественность отстранена от участия в обсуждении городских проблем. У горожан только и осталась возможность высказываться в соцсетях. Прийти же на заседание исполкома или на общественное обсуждение уже проблематично.

Общественный контроль мэр А. Гинак устранила еще в 2016 году, практически разогнав общественный совет. Наверное, именно поэтому, когда тариф на проезд в городском транспорте подняли - громада промолчала. Тариф на воду существенно повысили - громада безучастна. Тариф на услуги ЖЭО увеличили - нет реакции. Так же, как не было реакции, когда утверждали новые тарифы на вывоз мусора и обслуживание лифтов.

Чему удивляться, когда по улицам текут канализационные стоки, а реакция мэрии на очередную аварию лежит исключительно в политической плоскости. Из-под крана льется некачественная вода - нет мер, общественный транспорт дорогой и не эффективный - и эта ситуация замылена, запутана спорными конкурсами, резкой и необоснованной сменой правил.

Качество ремонта дорог и тротуаров вызывает серьезнейшие нарекания, но кроме возмущений в соцсетях - ничего. Как следствие, действующая власть уверовала в свою безнаказанность.

К примеру, новая бетонная дорога по переулку Московскому. Я запросил данный проект в исполкоме, изучил его. Выяснил, что проект стоимостью в миллион гривен предполагал полную замену «подушки», снятие старого покрытия. Но на поверку оказалось, что сделали совсем другое, без подушки, поверх старого покрытия залили бетон с нарушением технологии, с недостаточным армированием, без ливнеотвода, без скатов. А стоимость та же - миллион.

Исходя из этого, в начале этого года написал заявление в городскую прокуратуру с просьбой провести проверку. Городской голова же вместо благодарности за вскрытие нарушений при использовании бюджетных средств заявила, что лезу не в свое дело. Стоп. Это деньги громады. Каждый ее член вправе знать судьбу денег городской казны, которую он формирует как налогоплательщик. В прокуратуре предварительно уведомили, что уголовное дело заведено. Конкретных результатов, к сожалению, пока нет. Однако, уверен, что будут обязательно. Факты очевидны.

Есть еще один пример. На заседании исполкома 4 апреля Василий Кащи во время заслушивания отчета о работе коммунального предприятия «БТИ» за 2018 год задал мэру резонный вопрос: что по ночам, после рабочего дня в кабинете директора данного КП делает депутат А. Ерошенко, который уже давно не имеет никакого отношения к предприятию.

Реакция заместителя мэра Сергея Чернокульского была хамской: надо еще разобраться, зачем кое-кто гуляет ночами под окнами БТИ. Мэр лишь ухмыльнулась. Она-то ведь точно знает, что происходит на этом предприятии, и чем в кабинете его директора занимается в нерабочее время совершенно посторонний человек. После такого, с позволения сказать ответа В. Кащи покинул заседание и, скорее всего, больше в работе этого ручного состава исполкома уже не будет принимать участия.

- За время непродолжительной работы «неручного» исполкома развернулась нешуточная борьба по поводу обоснованности очередного и существенного повышения тарифа на услуги «Водоканала». С чем пришлось столкнуться при рассмотрении этого вопроса?

- Для начала мы запросили у «Водоканала» все исходные документы по расчетам нового тарифа, заверенные и с мокрыми печатями. Когда их получили, убедились в несоответствии цифр. Они не совпали с данными проекта решения, предоставленного исполкому.

Когда начали изучать методику формирования тарифа, предусмотренную соответствующим постановлением Кабмина, поняли, что здесь все нарушено. Дело в том, что постановление предусматривает как принятие нового тарифа, так и его корректировку. Когда, к примеру, поднимаются стоимость электроэнергии или минимальная зарплата, то исполком может для начала просто скорректировать тариф на этот процент, чтобы это не было слишком ощутимо для горожан.

Если бы это делалось в течение последних двух лет, то сегодня не было необходимости резко увеличивать тариф практически на 50%. Но мэру по каким-то причинам это было не выгодно. Время шло, электричество дорожало, зарплата росла, потери в сетях тоже не стояли на месте, ведь состояние трубопроводов города с каждым годом становится все хуже, а тариф не корректировался. И когда тянуть уже дальше не было куда, вдруг решили не корректировать, а принять новый тариф, причем сразу и на много.

- А что нужно для расчета нового тарифа?

- Когда нужно рассчитать новый тариф, там совсем другая методика. В постановлении правительства есть совершенно исчерпывающий перечень документов, без наличия которых новый, подчеркиваю, новый тариф, принять невозможно. И как оказалось, у «Водоканала» полного пакета документов и данных для расчета нового тарифа не было. Не было и плана работы предприятия, а также годовой инвестиционной программы. Не было согласованного с облгосадминистрацией норм удельного потребления электроэнергии.

Как без таких документов принимать решение? Это грубейшее нарушение. Опять же, кто виноват в этом? Почему по данному факту не проведено служебного расследования. Считаю, что со стороны мэра и ее подчиненных это было проявлением некомпетентности, которую лицемерно попытались прикрыть.

- Удалось ли добиться предоставления от «Водоканала» и управлений горсовета этих документов для нового тарифа?

- Мы поняли, что этих документов нет, и получить их в обозримом будущем не получится. Поэтому новый тариф, в том виде, в котором его представили «Водоканал», управление экономразвития и управление ЖКХ, принимать не было оснований. Его можно только скорректировать. Что и было сделано в конце концов. Но уже не нами, а «карманным» исполкомом 4 апреля. Вместе с тем, мы должны понимать, что нашему «Водоканалу» это не поможет. Он так и останется убыточным, и останется на существенной подпитке из городского бюджета.

Для его оживления нужен комплексный подход, предусматривающий снижение энергозатрат и потерь в сетях, повышение производительности труда. Причем, под неусыпным общественным контролем.

Приведу пример. Депутат Денис Киминчиджи на одном из заседаний исполкома спросил у мэра, каким образом были использованы те бюджетные средства, которые горсовет выделил «Водоканалу» на установку нового насосного оборудования для снижения энергопотребления. Ответы были разные. То оборудование еще не начало работать, то оно еще не установлено, то оно не приносит ожидаемого эффекта, поэтому и не внесено в расчет нового тарифа. Но как же так? Деньги просили? Депутаты дали. А эффекта и виноватых нет?

Складывалось впечатление, что новый тариф на воду рассчитывался чиновниками на коленке. В предложенном ними виде утверждать его было нельзя. Поэтому мы и настаивали на его корректировке, причем щадящей.

К выявленным пробелам можно добавить и проваленную работу абонентского отдела «Водоканала», за что никто не понес ответственности. Убежден, сегодня сколько бюджетных денег не дай данному предприятию, их растратят безрезультатно и неэффективно. И проверить нет возможности, пока не будет разработана четкая программа спасения «Водоканала», не будет установлен общественный контроль. А сделать это сложно, особенно после назначения начальником КП очередного депутата горсовета - на сей раз Игоря Галата. На мой взгляд, он получил эту должность не для нормализации работы предприятия, а лишь как плату за лояльность к городскому голове.

- Кто, по-твоему, виноват в сложившейся нездоровой ситуации в городском хозяйстве?

- По моему глубокому убеждению, виноваты в этом в равной степени и депутаты, и городской голова. К сожалению, депутаты не смогли переломить ситуацию, когда в очередной раз не приняли отставку городского головы и не взяли на себя ответственность за судьбу громады, погрузившись в интриги, в решение выгодных для них вопросов - кадровых, земельных и имущественных.

- Но ведь сегодня мэр имеет большинство в совете, и практически «свой» исполком, и ей уже никто не помешает навести порядок, неоднократно обещанный ранее?

- Да, сегодня это так. Более того, у А. Гинак в течение трех лет все это и так было. И большинство в совете, и свой управляемый исполком. Не было только позитивных результатов. Сегодня в городском совете выхолощены профессиональные кадры, нет стратегии развития города, нет нормального текущего и перспективного планирования.

- Как, по-твоему, можно заставить работать чиновников системно и эффективно?

- В команде мэра напрочь отсутствует спрос с подчиненных за порученный участок работы. И руководство города это, видимо, устраивает. Аппаратные совещания не проводятся. Как можно управлять городом, деятельностью отделов, управлений, коммунальных предприятий, не проводя еженедельных совещаний, не ставя им четкие задачи, не контролируя их исполнение, не внося коррективы. К тому же, уже понятно, что «скамейки запасных» чиновников у города нет. Для воспитания профессионального и эффективного городского менеджера нужны годы. А после кадровых чисток, устроенных А. Гинак, среднее управленческое звено, на котором все и держалось, просто ликвидировано.

- В завершение, какие еще болевые точки, мешающие городу развиваться, ты видишь? Каковы перспективы Белгорода-Днестровского?

- У города еще есть определенный запас прочности, но он стремительно исчерпывается. Думаю, что спасти ситуацию смогут только его жители, активная часть громады. В то же время, если бессистемность в работе исполкома будет продолжаться и далее, не появится спрос с чиновника, то перспектива будет плачевной. Город за бесценок лишается последнего земельного ресурса и объектов коммунальной собственности.

Инвестиции нужны как воздух. Но в реальности у нас все сделано для того, чтобы деньги в город не заходили. Вопросы решаются кулуарно и непрозрачно. У руководства нет четкой и понятной инвестиционной политики. Нет понимания того, какие предприятия нужны Белгороду-Днестровскому. Туристическая отрасль находится в самом зачаточном виде. К примеру, ставки местных налогов, которые власть из года в год лишь ужесточает, не могут стимулировать туриндустрию, процесс создания сети недорогих хостелов, доступных объектов общепита.

Все делается с точностью наоборот - получить максимальный доход в бюджет сию минуту, не думая о завтрашнем дне. А если добавить к этому наличие инфраструктурных проблем, связанных с водоснабжением и водоотведением, не завершенной газификацией, долгами Теплоэнерго, отсутствием стратегического планирования, то окно перспектив для города с каждым годом сужается.

Записал Степан Каминский




Ссылки по теме:
Когда исполком задает вопросы
14-07-2019 18:00
Просмотров: 1795