Обзоры
Статьи
Видео
Фото
Проекты
Опубликовано: 10-05-2019 14:24 / Категория: Статьи / Просмотров: 410

Кто в ответе за Аккерманскую крепость?

Очередной виток негативных оценок использования памятников старины Белого города на Днестре и слабых попыток их сберечь вновь поднимает вопрос о конкретной ответственности за эти процессы.

В соответствии с положениями Закона Украины «Об охране культурного наследия» за сохранение исторических, археологических, культурных и архитектурных объектов на территории страны отвечают следующие органы и их должностные лица. В частности, за сохранение Аккерманской средневековой крепости и открытых остатков античного полиса Тира (так и указано в государственном реестре - объект национального значения «Тира-Белгород») отвечают: Министерство культуры Украины, Одесский областной совет, с февраля 2011 года являющийся собственником крепости, Одесская областная государственная организация в лице соответствующего управления, Белгород-Днестровский городской совет и его исполком.

Только в таком порядке, и ни как иначе, должностные лица этих органов государственной власти и местного самоуправления ответственны за охрану, содержание, реставрацию, реконструкцию указанного памятника археологии, истории и архитектуры, его комплексного изучение, а также эксплуатацию - но со строгим соблюдением норм национального и международного права в сфере охраны культурно-исторического наследия.

Что происходит на самом деле?

Министерству культуры Украины до нужд крепости нет дела уже давно. Максимум на что этот правительственный орган сегодня способен - выдавать разного рода согласования и охранные грамоты. К сожалению, после 2003 года, когда была утверждена единая государственная программа комплексной реконструкции Аккерманской средневековой крепости на общую сумму более 80 миллионов гривен, со стороны Минкульта каких-либо серьезных действий в отношении памятника не последовало. Имели место лишь согласование появления ряда временных хозяйственных объектов (кассового павильона, туалета и т.п.). Мало того, и сама программа оказалась лишенной реального финансирования.

На сегодняшний день вообще приостановлена. Движение в сторону присвоения крепости и руинам античной Тиры статуса государственного заповедника и вовсе отсутствует. Соответствующая инициатива громады игнорируется более десяти лет, оставляя крупнейшее в стране средневековое фортификационное сооружение в подвешенном состоянии. Отговорка проста: объект находится на содержании региона, вот там пусть за него и отвечают.

В свою очередь, областные руководители на крепость смотрели и смотрят лишь как на источник доходов от продажи билетов и не более. К примеру, Одесский областной совет, чтобы не дать тогдашним городским властям создать государственный заповедник, документы на который уже прошли предварительные столичные согласования, в феврале 2011 года усилиями большинства от Партии Регионов объявил право собственности на всю территорию Аккерманской крепости, и таким образом лишили объект возможности получить заповедный статус (без соответствующего решения облсовета это невозможно).

Тогда же вместо национального заповедника создали для обслуживания крепости коммерческое коммунальное предприятие «Фортеця», которое львиную долю своих доходов от продажи билетов тратит не на обеспечение сохранности крепости, ее исследования и реставрацию, а на собственное содержание, оплачивая налоги, коммунальные платежи, охрану, и т.д. Лишь незначительную часть доходов данное КП способно направить на работы в крепости, и то весьма сомнительного характера, поскольку в штате предприятия (в отличии от заповедника) нет ни научного отдела, ни соответствующих специалистов.

Кроме того, своим решением 2011 года именно областной совет разбил единый исторический комплекс «Тира-Белгород» на две части, забрав себе наиболее доходную - саму крепость, а раскопки городища древней Тиры оставили как бы государству, то есть по сути никому.

В 2015-м с приходом в Одесский областной совет немалой фракции БПП «Солидарность» возникла надежда на быстрые и эффективные изменения в отношении крепости, создание государственного заповедника как единственно верного решения для сохранения памятника. Оптимизма добавляло и то, что в Белгород-Днестровском городском совете с ноября 2015 года главной движущей силой тоже стала фракция БПП «Солидарность». Мэр Алла Гинак тоже принадлежала данной политической силе.

Казалось, вот он шанс для кардинального решения судьбы крепости. Согласованные действия «однопартийцев», имеющих большинство в городском и областном советах, а также поддержку вплоть до Кабмина и администрации Президента могли бы в скором времени «вынудить» Минкульт к принятию решения о создании государственного заповедника на территории объекта «Тира-Белгород», и тем самым закрыть тему сохранности памятника раз и навсегда.

Напомним, что в Украине все (!) подобные фортификационные объекты старины уже давно обслуживаются национальными историко-архитектурными заповедниками, финансируемыми из госбюджета, а доходы от продажи билетов целевым назначением направляются на сохранение самого памятника. Единственное печальное исключение - Аккерманская средневековая крепость.

Напрасные надежды

За три с лишним года областной и городской советы не сделали ни шагу в сторону создания заповедника. Все действия муниципальных и региональных чиновников сведены либо к дележу доходов от продажи входных билетов, либо - имитации заботливо отношения к «уникальному памятнику».

Белгород-Днестровский горсовет во главе с мэром Аллой Гинак подписал с Одесским областным советом так называемый меморандум о разделе доходов от крепости по формуле 80 на 20. Где 80 процентов - это доходы области, а 20 - города. Эффекта это чисто декларативное разделение ответственности не принесло. Областные однопартийцы не оставили своим городским коллегам ни единого шанса получить от крепостного пирога хоть копейку.

Не вышло у городского начальства и решить вопрос перерегистрации КП «Фортеця» из Одессы в Белгород-Днестровский, чтобы хотя бы налоги от деятельности этого предприятия получать в местный бюджет. «Старшие» товарищи не согласились и в этом случае.

Да и само намерение нынешней власти Белгорода-Днестровского увеличить доходы местного бюджета за счет процента с продажи билетов в крепость отдает махровым примитивом. Сложно представить, чтобы, к примеру, муниципалитет Рима делал единственную ставку на сбор туристических доходов только от продажи билетов для посещения Колизея. Туризм развивается другими способами и подходами. Средства же от билетов идут исключительно на содержание самих памятников - это аксиома, используемая всеми историческими городами Украины и за ее пределами.

Но только не для действующей власти Аккермана, которая почему-то уверена, что туристическая отрасль способна приносить доход только продажей экскурсионных билетов и взиманием туристического сбора. Возможности старинного Белгорода-Днестровского с десятками памятников разных эпох сведена к одной относительно небольшой территории, да и ее в жемчужину местное руководство превратить не смогло, судя по всему и не намерено.

Не спасли крепость и выделенные из областного бюджета средства на проведение экстренных противоаварийных работ на северной крепостной стене, сползающей в Днестровский лиман. От их начала пошел третий год, но начатое укрепление так и не завершено. Аутентичный же вид твердыни нарушен.

Более того, еще одну составляющую единого исторического объекта «Тира-Белгород» исполком Белгород-Днестровского горсовета осенью 2017 года отдал в пользование городскому КП «Аккермантуринвест», чтобы оно заработало на экскурсиях по раскопкам древнегреческого города. Однако, и из этого прожекта тоже ничего хорошего не вышло.

Весь прошлый год ушел на оформление и согласование с Минкультом разрешительных документов, и данный процесс не завершен. На вопрос, будут ли пользоваться спросом у туристов кратковременные экскурсии по раскопкам Тиры ценой 80 гривен с человека, внятного ответа нет.

Надежда на статус объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО - не панацея, а руководство к действию

Недавнее согласование Минкультом заявки на включение исторического объекта «Тира-Белгород» в предварительный список всемирного наследия ЮНЕСКО, подготовленной по инициативе руководства Одесской области, само по себе является шагом вперед, хотя и произошло только со второго захода. В реальности данное намерение выглядит попыткой оправдать многолетнее бездействие. Есть вопросы и к качеству обоснования данной заявки.

Вряд ли ЮНЕСКО позитивно оценит отсутствие заповедного охранного статуса и единого управления данными памятниками, которые и сама Украина считает единым объектом. А кто объяснит международной организации, почему в обеих коммунальных структурах, отвечающих сегодня за это уникальное наследие, нет и не предусмотрено соответствующего и обязательного научного сопровождения? Вряд ли хаотичная борьба «Фортеци» и «Аккермантуринвеста» за получение максимума доходов уже сегодня, причем любыми способами и при минимуме затрат, станет для ЮНЕСКО сколько-нибудь значимым аргументом.

Кроме того, в текущей заявке, которую подавали с минимальными изменениями после первого отказа со стороны Минкульта, не учтены изменения законодательства в отношении объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, которые появятся на территории Украины. С мая прошлого года для таких памятников-кандидатов обязательна буферная зона с особым режимом застройки и хозяйствования. То есть, не просто охранная зона, предусмотренная и действующим законами об охране исторического наследия, а еще и специальная.

В случае с Аккерманской средневековой крепостью и руинами античной Тиры она охватывает немалую городскую территорию вокруг этих памятников. А значит, и коммерческое использование причала №1, и проект частной гостиницы от мэра Аллы Гинак, и прочие подобные начинания вступают в жесткое противоречие с нормами областной заявки.

В довесок отметим, что в предварительной очереди на включение в список всемирного наследия ЮНЕСКО можно находиться десятилетиями. К примеру, с 1989 года ждут культурный ландшафт каньона в Каменце-Подольском, Борисоглебский и Спасо-Преображенский соборы в Чернигове, могила Тараса Шевченко, государственный исторический и природный заповедник в Каневе, национальный степной биосферный заповедник «Аскания Нова», с 2000 года - дендрологический парк «Софиевка» в Умани, Кирилловская и Андреевская церкви в Киеве. Но эти объекты хотя бы имеют государственный заповедный статус, в отличие от Аккерманской крепости и Тиры.

Не добавляет оптимизма и неудавшаяся попытка включить в указанный список исторический центр Одессы, ее знаменитую Оперу и старую часть порта, предпринятая 10 лет назад. Минкульт тоже одобрял, но до рассмотрения ЮНЕСКО так и не дошло. Попиарились, и забыли.

Кроме того, за пределами внимания Минкульта, региональных и муниципальных властей по-прежнему остается вся историческая часть Белгорода-Днестровского и более полусотни его памятников архитектуры, которые стремительно ветшают и разрушаются.

Игнорирование необходимости спасать весь исторический центра Аккермана - это путь в никуда. Без этого невозможно ни развитие туризма, ни адекватное сохранение одного из древнейших городов Украины. Если развал продолжится, не удивит исключение Белгорода-Днестровского из списка исторических поселений нашей страны.

Этот статус действующие власти попросту игнорируют. В исторической части города они позволяют себе все, что им заблагорассудится. Утверждение же документа, который бы регламентировал режим использования этой территории (историко-архитектурный опорный план Белгорода-Днестровского) местный совет и мэр всячески затягивают, делая возможной приватизацию за бесценок исторических объектов, ремонт старинных улиц без учета их уникальности.

Именно так в прошлом году реконструировали проезжую часть, водопроводные и канализационные магистрали на улице Шабской, которая на всем своем протяжении находится в пределах охранной археологической зоны. Перед началом работ там обязаны (!) были провести археологические раскопки. Забыли? Нет, слишком торопились оприходовать солидные деньги, аврально выделенные губернатором.

Еще одной причиной, по которой затягивается принятие историко-архитектурного опорного плана, является его пункт 3.1.5. «Историко-культурные заповедники», суть которого сводится к необходимости создания на базе исторического объекта «Тира-Белгород» и других местных архитектурных памятников государственного заповедника. И региональная, и городская власть этот аспект всячески игнорируют. Не нужен он им, мешает.

Неновые выводы

- Объекты культурного наследия на территории Белгорода-Днестровского находятся в неудовлетворительном состоянии, принадлежат разным собственникам, не имеют единой системы управления, обязательного научно-методического сопровождения, заповедного статуса.

- Пока здесь не будет установлен режим заповедника, всем памятникам старины грозят дальнейшее разрушение, уничтожение, окончательная потери уникальности. В итоге, и сам город утратит свою неповторимость.

- Единственным способом ее сохранить являются срочные меры по формированию на территории Белгорода-Днестровского государственного историко-архитектурного заповедника. Этого требовала муниципальная стратегия на 2008-2017 годы, на этом настаивают разработчики проекта историко-опорного плана.

- Есть только три движущие и решающие силы, способные создать здесь национальный заповедник: Министерство культуры Украины, Одесский областной и Белгород-Днестровский городской советы. Все, кто не входит в это перечень, являются лишь сочувствующими. Их мнение на процесс существенно не повлияет.

Степан Каминский

14-07-2019 18:00
Просмотров: 1796