Новости
Статьи
Видео
Фото
Опубликовано: 08-08-2020 13:48 / Категория: Статьи / Просмотров: 1270

Андрей Красножон: городище «Тира-Белгород» уникально, не хуже, чем Вавилон

На завершающей стадии находятся полевые работы Белгород-Тирской археологической экспедиции на территории Аккерманской средневековой крепости. Доктор исторических наук Андрей Красножон, поделился с Akkerman.ua предварительными результатами и перспективами археологических исследований в крепости.

- Андрей, три года прошло после последней экспедиции Института археологии НАН Украины на территории Аккерманской крепости. Тогда исследовались остатки мечети, что в этот раз привлекло внимание ученых?

- Да, спустя три года, Белгород-Тирская экспедиция, которую с недавних пор возглавляет Олег Савельев, вернулась к работе в крепости, но немного с другими целями и задачами. Кстати, впервые на организацию экспедиции не потрачено ни копейки бюджетных денег. Ее организаторами выступили Институт археологии НАН Украины и Южноукраинский национальный педагогический университет, при всесторонней поддержке Одесской областной организации партии «Европейская солидарность». Забегая наперед, скажу, что результаты экспедиции, даже по предварительным данным, превзошли наши самые смелые ожидания.

- На чем основывались, выбирая именно это место для раскопок? Участок раскопок, на первый взгляд, не самый перспективный, судя по работам археологов прошлых лет.

- Еще летом прошлого года мы впервые провели комплексную георадарную разведку территорию крепости с помощью новых технологий, спасибо за это одесситам Леониду Криницкому и Ивану Галтуренко из GPR Investigation. К сожалению, удалось обследовать лишь 6 тысяч квадратных метров из 10 гектаров общей территории крепости. Это, конечно, сравнительно мало, но и этот результат позволил нам выбрать участок, который бы устраивал всех. Для меня – это возможность найти ответы на некоторые вопросы по фортификации крепости, связанные с проблемой преемственности средневековой крепостью и античной оборонной линией, для Олега Савельева - возможность изучить римский (античный) период Тиры. По георазведке было видно, что на этом участке есть нечто уникальное.

- Рисковали ведь?

- Да, был риск раскопок в южной части гражданского двора Аккерманской крепости. Георазведка, все же, дает результат весьма приблизительный, требующий дополнительный интерпретаций. К тому же, Тира очень сложный памятник, многослойный. Здесь на одном горизонте могут быть и римские, и турецкие постройки. Честно сказать, мы не были уверены до последнего, что правильно выбрали место для раскопа. Да, георадар показал в этом месте несколько квадратных аномалий, то есть отражения руин крупных сооружений. Недалеко от этого участка мною еще во время натурных обследований крепости в основании средневековой кладки обнаружена часть оборонной стены античного времени.

Она сложена огромными продольными мегалитическими блоками, выложенными на сухую по аналогии с теми, что мы видим на центральном раскопе Тиры. К тому же, они расположены ниже горизонта фундамента стен средневековой крепости.

- То есть, в средневековой крепостной стене – античная кладка?

- Да, выглядит это именно так, но на самом деле – стены средневековые в этом месте надстроены на оборонную кладку Тиры. Это значит, что направление стен античной Тиры и Аккерманской крепости совпали здесь - в юго-западном секторе большого Гражданского двора. Учитывая все эти данные, нам с Олегом захотелось изучить тот участок памятника, где в теории должны были пересекаться две оборонные линии античной Тиры – той, что выявлена в прошлом на Центральном раскопе, и которая уходит куда-то под Килийские ворота, а также той, что найдена мною в основании стен юго-западного сектора крепости. Разбивая раскоп именно здесь – у 16-й башни крепости, мы предполагали, что квадратные аномалии могут быть остатками угловых башен античной Тиры.

- Надо полагать, что предположения подтвердились…

- Не совсем. Кое в чем георадарка подтвердилась, а где-то данные разведки не совпали с результатами самих раскопок. Начали копать и сразу же наткнулись на пороговый камень турецкого дома.

Мистика была в том, что с первого штыка лопаты мы нашли фигурный бронзовый ключ у бывшего порога этого здания – по предварительной датировке оно относилось к 16 веку. Как будто кто-то закрыл дом в 16 веке, положил ключ под крыльцо, и он там пролежал нетронутым более 400 лет.

- Почему такую находку прямо под покровом травы не заметили грабители памятника, которые в 90-х активно орудовали в крепости?

- Сохранность выбранного участка раскопок, так сказать, целостность слоев, приятно удивила. От самой поверхности участок оказался нетронутым ни последующим строительством, ни вторжением черных копателей.

После 1798 года здесь не было никаких строительных работ ни в 19, ни в 20 веке, поскольку это место было перекрыто валгангом (земляная насыпь) вдоль южной стены под артиллерию. Когда же в 80-х годах прошлого века сняли валганги, то все внимание археологов было уже сосредоточено на Центральном раскопе Тиры, или же в Военном дворе.

- Но ведь некие шурфовки в свое время проводились и в Гражданском дворе?

- Безусловно. Шурфовками в разное время были выявлены находки римского (античного) времени в треугольнике между башней «Пушкина», башней №15 и нынешними Килийскими воротами. Теперь же можно сказать, что наш раскоп позволил доказать не только наличие нетронутого культурного слоя римского времени в самом дальнем углу крепости, но и сопутствующих капитальных построек. Не смотря на весь скепсис некоторых коллег.

- Андрей, теперь несколько слов о результатах экспедиции, поскольку для аккерманцев любая новая информация о крепости и о Тире – это очень важно…

- Наши представления об исторической топографии античной Тиры существенно дополнены, выявлен ее юго-западный край и фрагмент оборонной линии. Проблема границ Тиры волновала ученых на протяжении всех 120 лет ее исследований. Также раскопками выявлена римская улица и перекресток предположительно 2-3 века нашей эры (самый расцвет Тиры). В одной части к улице примыкал глубокий римский подвал, который был вторично использован уже в турецкий период истории Аккермана.

- А в чем значимость найденной римской улицы?

- Улица – это элемент городской планировки. Факт находки замечателен тем, что улиц античной Тиры прежде удалось выявить не так уж и много. Интересно, что в нашем случае улица упирается в оборонный рубеж древнего города. Скорее всего, где-то рядом еще должны быть остатки городских ворот. Эти предположения дают основание для консервации раскопа и продолжения работ в будущем.

- Андрей, понятно, что все это весьма предварительные результаты полевых работ. Впереди кропотливая кабинетная обработка материалов и полученных данных. Однако, какие выводы все же можно сделать уже сейчас?

- Как я уже и сказал, найдена новая античная улица на самом неожиданном участке памятника, выявлены следы плотной застройки римского периода вокруг нее. Тира – древний город, который по своим размерам и значимости сопоставим с Ольвией. Это, безусловно, один из крупнейших памятников античного периода в Украине после Херсонеса, Пантикапея и Ольвии. Кроме того, обнаружена юго-западная граница Тиры, совпадающая со стеной средневековой крепости, что расширяет наши представления об исторической топографии города.

В перспективе, я уверен в этом, здесь будет одновременно работать не одна, а сразу несколько экспедиций, целью которых станет исследование не только античной, но и средневековой истории этого уникального памятника археологии. В том числе и специальная группа геофизической разведки.

- Результаты экспедиции наводят на мысли о предоставлении памятнику национального заповедного статуса, который он, к сожалению, до сих пор не имеет.

- Безусловно, городище «Тира-Белгород» должно иметь статус государственного заповедника. Здесь должен на постоянной основе работать научный отдел заповедника, вестись кропотливая исследовательская работа, работа по музеефикации объекта, восстановительные и реставрационные работы на профессиональной основе. А не так, как это делалось в последнее время: то высоковольтный кабель проложат по территории крепости сквозь стену мечети 15 века, то водопровод с канализацией сквозь уникальные культурные напластования. Это не допустимо.

- Андрей, пару слов о находках, и о том, где они будут храниться.

- Находки, как этого требует законодательство, сданы в музеи – частью в Белгород-Днестровский краеведческий музей, частью в Одесский археологический музей.

- Какова судьба вашего раскопа. И немного о перспективах дальнейших работ в крепости.

- В перспективе предстоит много работы. Участок надо докопать, полностью расчистить римскую улицу, провести консервацию раскопа. При желании, раскоп можно превратить в экспозицию, либо засыпать после окончания исследований. Необходимы обработка и анализ полученных материалов и данных, описание находок, кладок, фотографирование, черчение. Впереди кропотливая кабинетная работа. Она начинается после самих раскопок.

- Лично для себя какие ставите задачи на перспективу в крепости?

- Было бы неплохо заняться поиском храмового комплекса античной Тиры, который, по моему предположению, расположен под Цитаделью. Под ним, кстати, георадаркой выявлено еще одно сооружение. Оно более интересное. Кроме того, меня лично по-прежнему интересует ранняя средневековая крепость, предшествовавшая той, которую мы видим сегодня. Это должна быть крепость эпохи Александра Доброго, первой трети 15 века, ее поиск занимает меня сегодня больше всего. Но это уже совсем другая история.

- Спасибо огромное за беседу.

Фото Андрей Красножон

Беседовал Степан Каминский