Новости
Статьи
Видео
Фото
Опубликовано: 03-09-2020 10:30 / Категория: Статьи / Просмотров: 2703

Игорь Нановский: «Я всегда был «чужим» для местной элиты, но никогда для горожан»

Нановский Игорь Николаевич – Белгород-Днестровский городской голова 2010-2015 годов, инженер-строитель, эффективный директор завода, о драматических событиях в Белгород-Днестровском горсовете в 2013 году, о проворовавшейся городской элите и о своих планах.

- Игорь Николаевич, расскажите кратко о себе.

- Я родился в ГДР, в семье военнослужащих. Свои школьные годы я провел в Белоруссии, где до сих пор живут мои родители. Окончил минскую школу и поступил в Белорусский политехнический институт на специальность «инженер-строитель». Занимался спортом, являюсь кандидатом в мастера спорта СССР по плаванию. После учебы в институте в 1982 году по межгосударственной программе прошел годовую стажировку по специальности в университете «Сорбонна» во Франции.

Окончил аспирантуру при Всесоюзном НИИ железобетонных и каменных конструкций в Москве. Защитил кандидатскую диссертацию по теме «Огнестойкость строительных конструкций». По основному образованию являюсь инженером-строителем, экспертом по подготовке заключений на здания, находящиеся в аварийном состоянии. Но пришла Перестройка. Финансирование науки ужималось. Надо было жить дальше, поэтому занялся бизнесом, но по специальности. Итогом этой новой моей деятельности стало то, что я познакомился с Белгород-Днестровским заводом «Гемопласт». Занимался снабжением и организацией сбыта его продукции. И уже в 1996 году акционеры предложили мне возглавить завод «Гемопласт». Так я переехал в город. То есть, без малого, 30 лет моя жизнь напрямую связана с Белгородом-Днестровским.

- Каков был результат Вашей работы на «Гемопласте»?

- Используя свои знания, за короткий срок мне удалось увеличить объемы производства и продаж фактически в шесть раз и вывести завод в лидеры отрасли среди стран СНГ. Фактически к 2000 году «Гемопласт» стал первым среди аналогичных заводов. Завод ожил. Люди получили работу и зарплату, город Белгород-Днестровский - немалые отчисления в бюджет.

Попутно удалось внедрить новые технологии благодаря оборудованию, которое досталось заводу еще от СССР и лежало «мертвым» грузом. Удалось расширить ассортимент, повысить производительность труда, заключить контракты с крупнейшими финскими, итальянскими, американскими и российскими компаниями. Но в 2000 году сменились акционеры, и на завод пришли представители банка «Финансы и Кредит» во главе с Константином Живаго. Чем это закончилось, все знают. Завод сегодня «лежит», рабочие места сокращены до минимума, налоговые отчисления падают, в том числе, и в город. В этом году «Гемопласт» продан за долги, и если в течение года его не поднять, то судьба его будет печальной – оборудование пустят на металлолом, люди лишатся работы, а город бюджетных денег.

- Чем занимались после работы на «Гемопласте»?

- После того, как пришлось уйти с завода, учитывая полученный мною здесь опыт, благодаря трудовому коллективу и моим коллегам по заводу Алексею Чаплию, Виталию Пенедюку, Людмиле Надкерничной, Ивану Саранди, сделавших из меня хорошего производственника, меня пригласили на работу в медицинский холдинг «Тюмень-Медико». Здесь я получил практику работы с новыми технологиями в производстве медицинских изделий, изучил современное производство медоборудования. Занимался производством, сбытом, монтажом, обслуживанием медоборудования, в частности, стерилизаторов-автоклавов. Мне приходилось строить и оснащать оборудованием стерилизационные отделения как в крупных больницах, медицинских центрах, так и в фармацевтических заводах как в Украине, так и за рубежом.

В 2002 году при поддержке правительства Украины компания «Тюмень-Медико» в городе Смела построила завод медизделий, в строительстве которого я принимал непосредственное участие и являлся генеральным директором.

- Каким образом Вы вновь вернулись в Белгород-Днестровский?

- В 2010 году, учитывая мой производственный опыт, Администрацией Президента Украины мне было предложено вернуться в Белгород-Днестровский и участвовать в выборах на должность городского головы. Я согласился, поскольку хорошо знал и город, и его потенциальные возможности, всегда верил в его перспективу.

- Но получается, что своим согласием баллотироваться на мэра Аккермана, вы нарушили планы местных «регионалов», основной костяк которых в горсовете был сформирован еще в 2006 году?

- Да. Однозначно нарушил и почувствовал сопротивление местных элит практически сразу. К тому времени и в городе, и, особенно, в поселке Затока шел активный процесс дележа земельных участков, поэтому им «чужой» мэр абсолютно не нужен был. Именно исходя из этого, кандидатом от Партии регионов выдвинули не меня, а Анатолия Чередниченко. Мне пришлось выдвигаться от партии «Сильная Украина».

Результат выборов 2010 года всем известен. Я получил без малого 7 тысяч голосов от горожан. Вторым к финишу пришел Анатолий Чередниченко. Третьим - Игорь Хливненко.

Замечу, что если И. Хливненко спокойно признал проигрыш, то А. Чередниченко мою победу не принял, и с тех пор началась затяжная война фракции Партии Регионов (подавляющее большинство) в городском совете за мое досрочное отстранение от должности.

Что мне только не предлагали: и купить билет в Минск, хотя я гражданин Украины, и назначить А. Чередниченко первым заместителем мэра, а самому уехать. И избрать секретарем горсовета Игоря Хливненко с передачей ему полномочий городского головы. Около семи тайных голосований за мою отставку было организовано фракцией Партии регионов за 2012 -2013 годы. Однако, при этих голосованиях им всегда не хватало нескольких голосов.

Депутаты не все шли на поводу у этой «элиты». Да и поддержку горожан я ощущал все эти годы. Поэтому, когда к осени 2013 года у них с моей досрочной отставкой ничего не получилось, была предпринята крайняя попытка уничтожить меня как мэра – сфабриковано дело о так называемой взятке.

- Давайте вернемся в 2013 год. Почему тогда Вас все же исключили из Партии регионов?

- Я напомню, что выдвигался от партии «Сильная Украина», не будучи при этом в ее рядах. При губернаторе Одесской области Эдуарде Матвийчуке было строгое требование – все руководители городов и районов должны были быть членами Партии Регионов и возглавлять местные партийные ячейки. Я не был исключением. Деваться было некуда.

Но сразу после парламентских выборов 2012 года, когда в очередной раз Виталий Барвиненко был избран в народные депутаты Украины, а Партия регионов получила хороший процент, все было забыто, и началась неприкрытая атака на меня.

Со мной неоднократно проводили беседы и губернатор, и Барвиненко. Предлагалось добровольно уйти с должности мэра, пустить к руководству города либо А. Чередниченко, либо И. Хливненко. Я категорически отказывался.

Поэтому уже в мае 2013 года предпринимается первая попытка досрочно отправить меня в отставку руками депутатов. Не получилась. Но это, как оказалось, была только прелюдия.

В августе 2013 года на конференции городской организации Партии Регионов меня отстраняют от руководства городской организации «регионалов», и на мое место ставят аж целого народного депутата Виталия Барвиненко. Нонсенс.

Руководителем же фракции ПР в горсовете становится Игорь Хливненко. После чего тут же организуется еще одно тайное голосование о моей отставке. Я помню тот день. Из депутатов выжимали каждый голос.

По одному вызывали в кабинет секретаря, где И. Хливненко требовал голосовать за мою отставку. Тогда с инсультом «скорая» увезла депутата Г. Калистратову, а депутата В. Бондаренко с инфарктом. Но опять ничего не получилось.

Пошли дальше – меня исключают уже из членов Партии регионов и организуют еще несколько попыток голосования о моей досрочной отставке. Все тщетно.

Это повторялось до бесконечности. Продолжались беседы с губернатором, с просьбой пустить к руководству городом А. Чередниченко. Нардеп Барвиненко даже написал запрос в Генеральную прокуратуру, с просьбой возбудить в отношении меня уголовное дело. Именно после этого запроса прокуратура и взяла меня в оборот. Как потом оказалось, меня почти 6 месяцев прослушивали, за мной следили.

Когда все попытки законным путем отстранить от должности закончились ничем, в ход пошел неоднократно судимый депутат Махнев, у которого была на меня обида за возбужденное против него уголовное дело по факту мошенничества с автобусными билетами на районной автостанции возле рынка.

Кроме того, мною было направлено в милицию еще одно ходатайство о возбуждении другого дела на Махнева за хищение крупной суммы денег от сдачи в металлолом демонтированных газгольдеров, принадлежащих городу. Однако, всем этим делам не дали ход. В то же время правоохранители самого Махнева успешно использовали в провокации против меня со взяткой. В суде под присягой Махнев заявил, что пошел на провокацию, потому что получил команду от губернатора Одесской области, а еще потому, что считал меня чужим для города.

- Почему чужим?

- Все просто. Дело в том, что в 2012 году, в рамках так называемого «Народного бюджета», перед парламентскими выборами область планировала выделить приличные средства на городские объекты. Нами уже тогда были подготовлены проекты по завершению газификации Белгорода-Днестровского, по капитальному ремонту улиц Тимчишина и Артельной. Осваивать их, по понятным причинам, должны были «свои» люди. В итоге денег не дали, проекты заморозили.

- Получается, что Нановский для них не свой?

- Да. Нановский для них чужой. Он не разменивался на земельные участки, на коммунальную собственность. Все берут, а он не берет. Им это было не понятно. Кроме того, всем, чем мог, препятствовал этому. Поэтому и неугоден.

- Чем закончились для Вас судебные разбирательства?

- Я с самого начала решил идти до конца и доказать свою невиновность, чего бы мне этого не стоило. В ходе многолетних судебных разбирательств мои защитники смогли доказать суду наличие факта совершенной против меня провокации, а прокуратура не смогла предоставить доказательств моей вины.

Да, город, в связи со всеми этими разборками в местной «элите» потерял много времени. Упущено много возможностей, но мое воспитание и менталитет не позволили мне тогда пойти на поводу у «элиты» и бросить город. Мы работали, несмотря ни на что, и достигали результатов. Досадно другое – вся эта так называемая элита никуда не делась. Она по-прежнему правит городом и по-прежнему рвется к власти с единственной целью - целью личной наживы. Остановить это мы можем только вместе. Всей громадой.

Записал Степан Каминский




Ссылки по теме:
Как не ошибиться с выбором мэра Аккермана
Демократия для друзей, а для горожан – закон!
Сколько нужно набрать голосов, чтобы сесть в кресло мэра Аккермана