Обзоры
Статьи
Видео
Фото
Проекты
Опубликовано: 01-08-2015 10:49 / Категория: Статьи / Просмотров: 1907

О находке уникальных закладных плит из Аккерманской крепости

...Тексты этих плит представляют собой единственный письменный памятник в котором указывается кто и когда построил отдельные участки этого уникального крепостного ансамбля.

В 2013 г. мне удалось вновь найти коллекцию закладных памятных плит XV в., на основании которых исследователями XIX-XX вв. была построена основа хронологии крепости Белгород. Несмотря на важность коллекции, в определенный момент она оказалась утерянной. Потеря плит считалась безвозвратно на протяжении более чем столетия.

Тексты этих плит представляют собой единственный письменный памятник в котором указывается кто и когда построил отдельные участки этого уникального крепостного ансамбля. Других письменных документов, где шла речь об основании или строительстве крепости на раннем этапе ее развития, исследователи не знают.

Согласно текстам к строительству имеют отношения молдавские господари, их пыркалабы (военные коменданты), с указанием дат строительства.

Это важно с точки зрения понимания инициаторов и времени строительства крепости. И это понимание оформилось во второй половине XIX в., когда эти плиты были найдены и подверглись изучению со стороны дореволюционных историков Российской империи, а также их коллег из Румынии. Первая публикация первой плиты датирована 1848 г. Следующая – 1889 г. и серия румынских публикаций. Уже тогда была оценена немаловажная ценность плит для понимания истории этой крепости.

Тем печальнее для историков воспринимался факт пропажи коллекции. И тем радостнее сегодня мы можем говорить о том, что плиты найдены и коллекция снова в научном обороте. Тем более что открытие произошло в контексте планомерных исследований Белгород-Днестровской крепости, которые ведутся с 2007 г. В своей монографии о крепости, вышедшей в 2012 г., я с досадой признал, что уникальная коллекция недоступна. Спустя полгода стало понятно, что эту фразу в монографии стоит воспринимать, как ошибочную.

Коллекция обнаружена в фондах Херсонского областного краеведческого музея куда она попала в связи с мероприятиями по возвращению советскими властями культурных ценностей, вывезенных румынами из Одессы в 1944 г. В 1945 г. их направили обратно на территорию Советской Украины, но не обратно в Одесский археологический музей, откуда она была вывезена, а в Херсон. В какой-то степени это способствовало консервации данной коллекции в фондах музея. Ее удалось обнаружить спустя столетие после последнего упоминания этой коллекции в научной печати, как доступной для изучения. Такая публикация датирована 1912 г., где говорится, что плиты хранятся в фонда Одесского археологического музея. А первые (и единственные) прорисовки и фотографии этих плит созданы еще раньше – в середине XIX в. Вышло так, что на протяжении этого столетия исследователи из Украины, Румынии, Молдавии и России, вынуждены были работать с единичными черно-белыми снимками этих плит. По снимкам не все можно было четко разобрать в резьбе, и проверить версии тех исследователей, которые работали с плитами непосредственно. Поэтому возникло много вариантов прочтения текстов плит и даже разных датировок.

Некоторые из этих утверждений, как мы уже сегодня знаем – ошибочных, вошли в историографию и приняты были к сведению академической наукой. На основании этих заблуждений сформировалась местами ошибочная хронология крепости.

Сегодня после того как была обнаружена эта коллекция и вновь изучена, обработана, мы можем пересмотреть хронология крепости и выявить новые аспекты в истории ее строительства.

Сама коллекция состоит из четырех плит молдавского периода истории крепости (середина-вторая половина XV в.). самая ранняя из них датируется 1440 годом с знаменитым текстом, где упоминается некий Федорка. Следующая плита датируется 1454 годом. Еще одна плита когда-то находилась на главных входных воротах – Килийских (она датируется, как выяснилось, 1484 годом). Последняя плита, как оказалось, не имеет вообще никакого отношения к крепости. Она датируется 1480 годом и была установлена по инициативе молдавского господаря Стефана Великого на стене одной из церквей Белгорода в честь окончания ее строительства.

Сегодня результаты годового исследования текстов плит можно свести к следующему. В тексте плиты 1440 г. упоминается греческое название города Аспрокастрон. Плита была установлена по окончанию строительства одного из крепостных рубежей, который возвели, опасаясь угрозы нападения татарских отрядов на Белгород. Строительство состоялось, вероятно, благодаря финансовой инициативе некоего Федорко. В тексте также упоминается имя молдавского господаря Стефана II. По договору со своим братом Ильяшем он получил так называемую Нижнюю Молдавию и Параталасию (Приморье). Белгород, по мнению некоторых исследователей, на короткий период превратился в столицу Нижней Молдавии. Во всяком случае, в тексте плиты впервые удалось прочесть, чего не удавалось раньше, строку, в которой Стефан II упоминается как друг и защитник Аспрокастрона и как великий жупан. Текст плиты дан на греческом языке – официальном языке общины средневекового Белгорода. На плите нет молдавских государственных знаков (гербов, монограмм правящих особ), что подтверждает версию автономности Белгорода в данный период. Но эта автономность была ограничена вассальными отношениями с Молдавией. Поэтому и упоминается в тексте плиты Стефан II.

Другой текст, 1454 г., вырезан на плите по-старославянски. Это официальный язык молдавского государства в те годы. Там идет речь о строительстве неким паном Станьчулом крепостных стен в преддверии другой военной угрозы в отношении Белгорода — со стороны турецкой эскадры, возглавляемой Тимир-Каем. В Белгороде знали заранее об этой угрозе. Генуэзцы помогли Белгороду отрядом численностью 300 человек, направленном на усиление обороны города. И вот теперь, благодаря плите, мы знаем, что пан Станьчул (вероятно, комендант крепости) участвовал в противоосадных мероприятиях. Башня, им построенная, располагалась с восточной стороны Военного двора. Под текстом высечен фамильный герб молдавского господаря Александрела в виде двух буква «АЛ» в центре остроконечного щита, который удалось прочесть известному крымскому историку В. П. Кирилко. Это первое известное изображение фамильного герба данного господаря. что является несомненным открытием.

Плита с другим старославянским текстом и датой 1484 года была случайно обнаружена еще в 1880-х годах в результате строительных работ в одном из дворов города, недалеко от крепости. Потом она поступила в собрание Одесского музея древностей. И неправильно была датирована. Сегодня мы знаем, что плита была установлена на главном фасаде центральной воротной башни крепости (Килийские ворота) буквально за несколько месяцев до осады города войсками турецкого султана Баязеда II. В результате этой осады город пал. Этим и объясняется та поспешность, с которой плита была установлена на стене (есть определенные признаки этой поспешности). Тем самым мы теперь можем объяснить почему была не окончена стройка башни Килийских ворот. Например, центральный вход оснащен пазом для металлической решетки, которая является дополнительной защитой входного проема. Паз есть, а следов износа этого архитектурного элемента не наблюдается. Равным образом нет признаков существования подъемного устройства этой решетки.

Текст плиты позволяет нам сегодня говорить, что в данном строительстве принимала участие власть Молдавского государства. Непосредственное руководство работами осуществлялось в эпоху правления господаря Стефана Великого бывшим на тот момент пыркалабом крепости Херманом. Это имя известно по письменным источникам. Равно как и другое, упомянутое в тексте — пана Луци.

Уникальность текста этой плиты в том, что дата дана в нем от Рождества Христа — 1484 г., так и прописано в старославянской буквенной транслитерации. Но исследователи не знаю ни одного письменного документа — летописи или грамоты эпохи Стефана Великого, который датировался бы в таком стиле. Дело в том, что в средневековой Молдавии, как и других православных странах того времени, в летоисчислении применялся т. н. Константинопольская эра от сотворения мира, котоаря для XV в. насчитывала уже более 600 лет.

Текст плиты датирован в т. н. Благовещенском стиле, поскольку дате предшествует формула: «В год от воплощения Господа 1484-й...». Начало года в этом стиле соотносится с 25 марта. Начиная с 25 марта по начало июля 1484 г. (когда началась осада крепости Баязидом II) плита и была установлена на стенах ворот (ниша от нее сохранилась до сих пор).

Датировка, не свойственная молдавскому средневековому летописному и канцелярскому обычаю, сразу возводит данный эпиграфический памятник в ранг уникальных. Эта датировка настолько странная и неожиданная, что поначалу у меня возникло предположение, что плита фальшивая. Ведь история находки плиты не очень чистая. Ее нашли случайные люди и продали одесским историкам за большие деньги. Стиль датировки хоть и странный, но дата весьма известная. Но непосредственное изучение плиты и ниши, которая сохранилась от плиты на стене Килийских ворот, позволяют утверждать однозначно, что эта самая плита действительно находилась на стене, датировка реальная, плита оригинальная.

Источники введены в научный оборот. По результатам годичной работы с текстами плит опубликована большая статья. Озвучены версии, даны прорисовки текстов, новые фотографии. И уже сейчас эти находки вызвали резонанс в научных кругам России, Румынии и Украины, а дальнейшее их изучение еще приведет исследователей к ряду важных открытий, связанных с причинами и участниками строительства Белгородской крепости. Казалось, столь хорошо изученный сюжет эпиграфики молдавских плит XV в. из крепости Белгород, пересмотрены поколениями исследователей, сегодня снова приобрел актуальность.

Андрей Красножон-кандидат исторических наук

26-06-2018 15:29
Просмотров: 2362
21-06-2018 17:40
Просмотров: 3070
16-06-2018 18:18
Просмотров: 2454