Новости
Статьи
Видео
Фото
Опубликовано: 12-05-2016 14:10 / Категория: Статьи / Просмотров: 1624

Красный Днестр

72 года назад советские войска в ходе Одесской наступательной операции стремились во что бы то ни стало прорваться и закрепиться на южном берегу Днестра. Судьба большинства плацдармов и десантов в его нижнем течении оказалась трагической.

Так сложилось, что публично больше вспоминают Днестровскую десантную операцию, в результате которой были освобождены город и Белгород-Днестровский район. Последние три года историю апрельских плацдармов, в том числе и на местах боев, исследуют поисковики молодежного военно-патриотического клуба «Десантник» под руководством Виталия Скибы. По его словам, те события пока описаны скудно, имена многих погибших воинов остаются неизвестными, их потомки до сих пор не знают, где похоронены деды и прадеды. Клуб «Десантник» и городской общественный военно-исторический центр стремятся восполнить этот пробел.

Бои за косу

10 апреля 1944 года войска 3-го Украинского фронта освободили Одессу. Соединения 8-й гвардейской (далее - гв.) армии преследовали противника, отходящего к югу вдоль Черного моря. На следующий день части 28-го гв. стрелкового корпуса совершили марш к Сухому лиману.

9-я, 302-я, 304-я пехотные дивизии вермахта заняли позиции от северной окраины Николаевки через Александровку до Пересыпи. К ним присоединились 5-я авиаполевая дивизия люфтваффе, накануне вырвавшаяся из Одессы, и 306-я пехотная дивизия, совершившая утренний марш из Овидиополя.

13 апреля, отходя под непрекращающимся натиском советских частей, противник с боями попытался закрепиться на промежуточном рубеже Дальник-Южный Батрак и прикрыть переправу своих войск через Днестровский лиман. Опасаясь оказаться отрезанными от нее, в ночь на 14 апреля немецкие части начали отход через паромную переправу Бугаз на южный берег Днестровского лимана. Их прикрывали небольшие пулеметные группы 9-й и 302-й пехотных дивизий вермахта, артиллерия. Отходя, противник взорвал мостовые переходы, песчаную косу к Цареградскому гирлу заминировал. Советская авиация нанесла по этому району несколько бомбовых ударов.

К рассвету 14 апреля части 79-й гв. стрелковой дивизии пробились на северный берег Днестровского лимана. Сосредоточились в районе поселка Каролино-Бугаз. Одна рота заняла оборону на самой косе (нынешний район «Лиманский» пгт. Затока). К этому моменту - после боев за Одессу и продвижения с боями на юг - численный состав дивизии едва превышал 4 тыс. 100 штыков.

За день боев на северном берегу лимана части данной дивизии потеряли 10 человек убитыми и 34 ранеными. Потери противника составили до 25 человек. Также были захвачены трофеи: 2 эшелона с продовольствием и имуществом, 130 автомашин, 40 повозок и 20 лошадей, 4 мощных прожектора, два 150-мм орудия и 4 танка.

Приведя в относительный порядок свои части, 79-я дивизия получила приказ в ночь на 15 апреля начать форсирование Днестровского лимана через переправу Бугаз. С наступлением темноты стрелковые батальоны 227-го гвардейского стрелкового полка продвинулись к Цареградскому гирлу (в нынешний район «Солнечный» пгт. Затока), подтянулась полковая артиллерия, войска выстраивались в три очереди форсирования.

Мелкие группы противника продолжали отбиваться в районе отметки 1.2 (район нынешней ж-д платформы «Солнечная»). По косе и северному берегу Цареградского гирла не прекращался сильный огонь из стрелкового оружия со стороны румынско-немецких укреплений в районе Бугазского маяка и детского противотуберкулезного санатория. Сюда же били пулеметы с баржи и двух военных катеров, стоявших в море. Около 04:00 напротив маяка всплыла немецкая подводная лодка и также открыла огонь по подступам к переправе.

К 05:30 части дивизии доложили о выходе на позиции для форсирования лимана. 88-й гв. отдельный саперный батальон начал сбор переправочных средств. Удалось найти всего 7 деревянных лодок. К рассвету противник катерами снял последние мелкие группы своих автоматчиков и пулеметчиков, переправив их на южный берег Днестровского лимана. Передовые советские части продолжили подготовку к форсированию Цареградского гирла.

79-й гв. стрелковой дивизии было приказано начать его с 04:00 16 апреля, затем овладеть населенным пунктом Бугаз с выходом на рубеж между Шабо и Акембетом (ныне с. Беленькое), обеспечив переправу остальным частям 28-го корпуса.

В назначенное время, несмотря на серьезное ухудшение погодных условий, 227-й гв. стрелковый полк попытался произвести своими разведывательными и корректировочными группами форсирование вдоль Цареградского гирла. Пробиться сквозь шторм рискнули на рыбацких лодках. Одну опрокинуло в 20 метрах от берега, утонули несколько бойцов. Не удалось приблизиться к цели и остальным лодкам. С наступлением рассвета противник открыл по переправляющимся плотный стрелковый и артиллерийский огонь. Утреннее форсирование было остановлено.

Три недели наступления: Николаев - Одесса - Днестр

К этому времени в трех стрелковых полках дивизии, менее чем за месяц боев прошедших от Николаева под Одессу, оставалось не более 350 штыков. Противник успел отодвинутся на укрепленные позиции. За гирлом у маяка, который уже разбомбила советская авиация, был оборудован опорный пункт из двух дзотов на три амбразуры каждый и двух гнезд для крупнокалиберных пулеметов. На защищенных позициях расположились минометная батарея и артбатарея прямой наводки. Во втором опорном пункте на юго-восточной окраине Шабо (до нынешней ж-д платформы «Прибрежное») - до полка пехоты противника с 6 артиллерийскими батареями и 15 ручными пулеметами. Побережье перекрывали минные поля.

Из 227-го гв. полка в штаб дивизии сообщили о сложностях проведения десантной операции: паромный мост через гирло взорван, сильное течение непреодолимо подручными средствами, форсирование лимана возможно только с огибанием гирла, что потребовало бы почти 5-часового водного перехода, район отчаливания полностью просматривается и простреливается противником.

Тем не менее, сбор средств для переправы продолжался. К вечеру 16 апреля полк собрал и подготовил 23 единицы, в т.ч., 9 деревянных рыбацких лодок грузоподъемностью от 700 до 1400 кг, а также резиновые надувные: три больших А-3, способных переправлять по 2 тонны каждая, и 6 малых. Часть из них пошла на сооружение двух паромов - на связку из большой деревянной и двух малых резиновых лодок саперы крепили настил из досок. Гребцами определили 14 человек из 327-го отдельного армейского инженерного батальона и 8 человек из 88-го гв. отдельного саперного батальона дивизии. Проверить переправочные средства на воде возможности не предоставилось. После загрузки личного состава 4 из 10 деревянных лодок дали течь и вышли из строя.

И все же, с наступлением темноты подразделения 227-го гв. стрелкового полка вновь приступили к форсированию Днестровского лимана. Данной операцией предусматривалось переправить в первую очередь дивизионных и полковых разведчиков, саперов и полковую роту с противотанковыми ружьями. Их задачей являлась разведка места высадки основных сил и прокладка проходов в вероятных проволочных заграждениях и минных полях. Затем планировалось переправить основные силы и полковую артиллерию, а также высадить десантную группу к югу от Бугаза (нынешняя граница пгт. Затока и «районной территории Будакской косы), которая бы блокировала гарнизон противника в данном населенном пункте. Предусматриваемый порядок выдержать не удалось.

Ночное форсирование

Первая группа на четырех лодках отчалила в 23:00. В полночь отплыла вторая группа из подразделений 1-го стрелкового батальона 227-го гв. стрелкового полка: его пулеметная, 2-я, З-я и частично 1-я стрелковые роты. 6 офицеров, 42 рядовых и сержанта под командованием гвардии капитана Степаненко. Вооружение: противотанковые ружья, станковые и ручные пулеметы - всех по два, 19 автоматов и 23 винтовки, 2 радиостанции.

Первая группа, двигаясь в темноте, не учла непредсказуемый характер течения у южного берега. Поплыла мимо Шабо, оказавшись почти в центре Днестровского лимана. Попыталась вернуться к рубежу высадки, но до рассвета причалить не успела. С восходом солнца противник заметил лодки и открыл по ним огонь. Первой группе высадиться так и не удалось.

В ходе ночных перемещений по Днестровскому лиману она не смогла выйти на контакт со второй группой. Свето-сигнальная связь не сработала.

Вторая группа высадилась самостоятельно в 04:10 17 апреля в виноградниках под Шабо. Вступила в бой и преодолев незначительное сопротивление противника к 06:00 захватила плацдарм глубиной 250 м и фронтом З00 м. Лодки были отправлены за подкреплением. Попытка все-таки доставить на плацдарм первую десантную группу успеха не имела. Непрерывно находясь на воде от 8 до 10 часов, предельно измотавшись, помочь она не смогла.

Обнаружив высадившихся и переправляющихся, противник бросил крупные силы на их уничтожение. Ураганный огонь открыли крупнокалиберные пулеметы и артиллерия прямой наводки из опорного пункта у Бугазского маяка. Как только лодки с бойцами собирались в группы, по ним начинали бить тяжелые минометы. Тем не менее, развернулась погрузка остальных сил 1-го и всего 2-го батальона на лодки второй десантной группы, вернувшиеся к месту начала форсирования. Она велась под непрекращающимся огнем противника. Среди саперов-гребцов появились убитые и раненные.

Во второй рейс вышли всего 9 лодок, уже без самодельных паромов. К 07:00 они приблизились к южному берегу на расстояние 200-300 м. Под ожесточенным обстрелом высадить бойцов не удалось. Еще одна безуспешная попытка была предпринята в полдень.

Все это время плацдарм, захваченный группой гв. капитана Степаненко, атаковали войска противника. Несколько атак, в которые шли до 50 человек, десант отбил. И медленно, но все же расширял плацдарм.

К 12:00 к месту боя выдвинулись до полка пехоты и несколько орудий прямой наводки противника. Они одновременно атаковали плацдарм с нескольких направлений, основной удар нанесли со стороны Бугаза.

После тяжелого неравного боя десант был смят, опрокинут в Днестровский лиман и уничтожен. Последняя радиограмма гв. капитана Степаненко: «Контратака противника продолжается, все уничтожаю». Больше на связь он не выходил. До наступления темноты немецкие и румынские войска прочесали не только уничтоженный плацдарм, но и всю территорию в треугольнике Бугаз-Акембет-Шабо. Несколько офицеров и солдат попали в плен.

В этом бою личный состав 1-го батальона, до конца выполняя поставленную задачу, проявил героизм, мужество и стойкость. Шагнули в бессмертие более 50 его бойцов и командиров. Самому старшему из них на момент гибели исполнилось 47 лет, самому младшему - 19. Под Шабо свои головы сложили бойцы из Украины, России, Белоруссии, Грузии и Казахстана. Почти 70 лет большинство из них считались пропавшими без вести.

Победа над неизвестностью

Почти три года поисковики клуба «Десантник» искали, обрабатывали и сравнивали десятки документов - донесения о потерях войск, наградные приказы и листы, журналы боевых действий соединений. Данные разнились: 227-й гв. полк указывал погибшими в этой операции 52 человека, 79-я гв. дивизия - 49. Сверка ряда документов, доступ к котороым открыли в последние годы, позволила установить фамилии погибших на апрельской переправе у Цареградского гирла и плацдарме у Шабо.

Низко склоним головы перед памятью героев-гвардейцев 1-го стрелкового батальона 227-го стрелкового полка: комбат капитан Степаненко Александр Георгиевич, ст. л-нт Цырлин Борис Ильич, командир пулеметной роты л-нт Косовский Анатолий Васильевич, военфельдшер Чеменава Михаил Мамонтович, начальник рации старшина Мельников Федор Андреевич, командиры отделений ст. с-нт Губарев Константин Викторович и с-нт Давутов Заинутдин Худайбердин, санинструктор с-нт Пискунов Виктор Константинович, стрелки - мл. с-нт Кадильников Федор Константинович, рядовые - Банов Василий Михайлович, Глушнев Петр Никандрович, Гончаров Ефим Федорович, Городашин Иван Никифорович, Дадин Валентин Григорьевич, Дорощук Нестор Александрович, Ершов Геннадий Константинович, Забродин Михаил Васильевич, Залюбовский Евстафий Денисович, Захаренко Степан Петрович, Заяц Андрей Емельянович, Ивашин Иван Филиппович, Ищук Николай Григорьевич, Кафанов Петр Васильевич, Ковалев Григорий Степанович, Ковалев Петр Федорович, Колесников Максим Васильевич, Лаврищев Григорий Николаевич, Мартыненко Василий Павлович, Первушин Иван Алексеевич, Полещук Григорий Онуфриевич, Раимов Дужума, Сабельников Семен Иванович, Семыкин Иван Михайлович, Сидоренко Константин Григорьевич, Стеценко Алексей Петрович, Тахташев Абдул Наритович, Украинцев Георгий Борисович, Филимонов Семен Алексеевич, Шапета Николай Трофимович, Шовко Александр Федорович, Шпинев Илья Андреевич, радист рядовой Колин Михаил Яковлевич.

До дня Победы, пройдя ужасы гитлеровского плена, было суждено дожить только трем молодым лейтенантам и одному солдату батальона: командиру стрелковой роты Костромину Николаю Тимофеевичу, командирам пулеметных взводов Кирееву Николаю Ивановичу и Пыренкову Григорию Федоровичу, рядовому Гурову Андрею Николаевичу. После освобождения в мае 1945-го и проверки в запасных полках указанных офицеров восстановили в званиях.

Поисковикам также удалось выяснить фамилии погибших из других частей. Так, в том далеком апреле на Бугазе пал смертью храбрых замкомбата ст. л-нт Макухин Николай Александрович. Утонули при переправе через Цареградское гирло бойцы 172-го гв. артполка дивизии: л-нт Плетенецкий Леонид Данилович, ефрейтор радист Бурцев Александр Михайлович, начальник рации сержант Сыромятников Александр Николаевич, ефрейтор старший артразведчик Титарь Никита Яковлевич.

Изучение наградных документов помогло впервые хотя бы частично установить саперов 327-го отдельного инженерного батальона, приданных десанту. К званию Герой Советского Союза были представлены Хамидулин Гумер Хайрулов и Вертков Александр Дмитриевич, первыми доставившие подразделения на плацдарм. Александр Вертков - посмертно. К боевым наградам также представили саперов Сулейманова Хакима Балтабекова, Главацких Елизара Ивановича, Бочарова Егора Ивановича, Гоголкина Андрея Кузьмича, Морозова Михаила Ивановича. Из 88-го отдельного гв. саперного батальона - Черткова Николая Андреевича и Шершидского Ивана Ипполитовича. Под огнем, который противник вел по войскам, загружавшимся в лодки для переправы, погибли саперы Трефилов Алексей Ильич и Облак Константин Иванович.

72 года имена павших воинов апрельского днестровского десанта не увековечены на братских могилах в Затоке (Бугаз) и Шабо. Надеемся, что ходатайство клуба «Десантник» к советам этих населенных пунктов о добавлении на данные мемориалы выявленных фамилий героев будет одобрено и выполнено. И их потомки вместе с жителями края смогут поклониться памяти освободителей.

Поиск не прекращается

Серьезнейшие испытания выпали и на долю сражавшихся за плацдарм в днестровских плавнях. 15 апреля 1944 года он был захвачен подразделениями 27-й и 35-й гв. стрелковых дивизий. Это участок от Паланки (тогда Староказацкого района Измаильской области, а ныне Молдовы) до молдавских сел Раскаевцы и Чобурчиу. Войска с тяжелыми боями постепенно расширяли плацдарм для скорого наступления всей армии из района Беляевка-Маяки. Однако на Днестре начался большой весенний паводок. Позиции и окопы залила вода. Особенно туго пришлось 35-й дивизии.

К 20 апреля вода достигла высотки под Паланкой, где находился командный пункт генерала-полковника Чуйкова. Основную часть бойцов и техники удалось вывести с помощью армейского понтонного батальона. Отход прикрывали воины-гвардейцы. Клуб «Десантник» установил имена по меньшей мере 85 бойцов, погибших 25 апреля 1944-го в операции прикрытия. До окончательного освобождения края оставалось еще почти четыре месяца.

Александр МАРКЕВИЧ